История материальной культуры и быта — реферат

У простолюдинов избы были черные, т.е. курные, без труб; дым выходил в маленькое волоковое окно; при собственно так называемых избах были пристройки, называемые комнатами. Как правило, жилища богатых и бедных крестьян в деревнях практически отличались добротностью и количеством построек, качеством отделки, но состояли из одних и тех же элементов. Все постройки в буквальном смысле слова рубились топором от начала до конца строительства, хотя в уездных городах, с которыми крестьянские хозяйства поддерживали рыночные связи, были известны и применялись и продольные и поперечные пилы.
С XV века получают распространение печи с трубами. Но, в основном, у князей, бояр, купцов и т. д. и только в городах. Что касается деревень, то курные избы, отапливаемые по-чёрному, стояли и в XIX веке. Некоторые такие избы сохранились и по сию пору. Лишь в XVIII веке и только в Санкт-Петербурге царь Пётр I запретил строить дома с отоплением по-чёрному. В других же населенных пунктах они продолжали строиться до XIX века.
Тщательно выбирали место для будущего дома. При строительстве нового дома большое значение придавалось выбору места: место должно быть сухим, высоким, светлым ― и вместе с тем учитывалась его ритуальная ценность: оно должно быть счастливым. Счастливым считалось место обжитое, то есть прошедшее проверку временем, место, где жизнь людей проходила в полном благополучии. Неудачными для строительства было место, где прежде захоранивали людей и где раньше проходила дорога или стояла баня.
Особые требования предъявлялись и к строительному материалу. Русские предпочитали рубить избы из сосны, ели, лиственницы. Эти деревья с длинными ровными стволами хорошо ложились в сруб, плотно примыкая друг к другу, хорошо удерживали внутреннее тепло, долго не гнили. Однако «выбор деревьев в лесу регламентировался множеством правил, нарушение которых могло привести к превращению построенного дома из дома для людей в дом против людей, приносящий несчастья» [1, с. 73].
Для возведения даже самых крупных построек срубного типа обычно не сооружали специального фундамента по периметру стен, но по углам зданий (изб, клетей) закладывались опоры ― крупные валуны, большие пни. В редких случаях, если протяженность стен была много больше обычной, опоры ставили и в середине таких стен. Сам характер срубной конструкции зданий позволял ограничиться опорой на четыре основные точки, т.к. сруб ― цельносвязанная конструкция.
Особенность русской крестьянской избы состояла в том, что дом был разборный. Вся постройка собиралась без единого гвоздя, железные изделия крестьянину не по карману, да и не нужны они были для строительства: деревянная конструкция продумана так, что бревна, уложенные одно к одному, с места не сдвинешь.
В основе подавляющего большинства построек лежала «клетка», «венец», ― связка из четырех бревен, концы которых были рублены в связь. Способы такой рубки могли быть различными по технике исполнения, но назначение связи было всегда одним ― скрепить бревна межу собой в квадрат прочным узлами без каких-либо дополнительных элементов соединения (скоб, гвоздей, деревянных штырей или спиц и т.п.). Бревна метились, каждое из них имело строго определенное место в конструкции. Срубив первый венец, на нем рубили второй, на втором третий и т.д., пока сруб не достигал заранее определенной высоты. Конструктивно такой сруб без специальных связующих элементов мог подняться на высоту нескольких этажей, так как вес бревен плотно вгонял их в гнезда крепления, обеспечивая необходимую вертикальную связь, наиболее прочную в углах сруба.
Крыша у русских изб была деревянная, тесовая, гонтовая или из драни, иногда, в безлесных местах, ― соломенная. Стропильная техника сооружения кровли, как и другие виды конструкции крыш, хотя и были известны русским мастерам, но в крестьянских избах не употреблялись. Срубы просто «сводились» как основания для кровли. Для этого после определенной высоты бревна стен начинали постепенно и пропорционально укорачивать. Сводя их под вершину кровли. Если укорачивали бревна всех четырех стен, получалась кровля «костром», т.е. четырехскатная, если с двух сторон ― двухскатная, с одной стороны ― односкатная.
Матица, или матка ― важная часть постройки. В матице «крепилось железное кольцо, к которому подвешивалась детская колыбелька ― вот еще один символ надежности этой детали дома, ведь ей доверяли самое драгоценное ― жизнь ребенка» [7, с. 58]. Матица являлась условной границей, которая делила дом на две части: переднюю и заднюю. Гость или чужой человек никогда не заходил без приглашения за эту невидимую черту.
Чтобы сберечь тепло, двери делались низкими, с высоким порогом, который не пускал холодный воздух в избу. Входили в дом, низко нагнув голову. Волоковые окошка прорубались в двух соседних бревнах в половину толщины каждого бревна и изнутри задвигались (заволакивались) деревянным щитком-волоком, ходящим по горизонтальным прибойкам. Уже в глубокую старину для пропускания света в оконце вставлялась рамка, затянутая бычьим мочевым пузырем или брюховицей, пленкой, снятой с брюшины животного. Встречались также окна, затянутые рыбьим пузырем, куском промасленного холста. Зимой даже использовались пластины речного льда, которые в большом количестве заготавливали для хранения и охлаждения пищевых продуктов, для получения пресной воды. Оконное стекло вошло в обиход прежде всего в Новгороде. С конца XVI века стекло стало поступать от английских купцов через Архангельск в Москву.

Комментарии: