Причины, условия и предупреждение экологических преступлений — реферат

Кроме того, в настоящее время в целом отмечается низкий уровень правосознания у российских граждан (12 % респондентов указали данный фактор как причину экологических преступлений), что также влияет на формирование искаженного, не соответствующего существующим реалиям правосознания. Не вызывает сомнений, что указанная деформация является причиной всех без исключения преступлений, в том числе и экологических.
Значимой причиной экологической преступности являются деформации экологической психологии. Под влиянием формирующих условий происходит искажение представлений о взаимодействии общества и природы. В ч. 1 ст. 9 Конституции Российской Федерации провозглашено, что земля и другие природные ресурсы используются и охраняются в Российской Федерации как основа жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории.
Как это ни прискорбно, но указанное положение на сегодняшний день остается лишь декларацией. Необходимость рационального использования природной среды и сохранения ее для настоящих и будущих поколений людей в должной мере не осознается ни населением страны в целом, ни большинством представителей власти и сотрудников правоохранительных органов. Учитывая тот факт, что доминирующей по частоте применения на рассматриваемой территории является ст. 260 УК РФ, было проведено исследование, посвященное проблемам уголовной ответственности за преступления в лесопромышленном комплексе указанного региона, и получены следующие результаты. Так, 72 % опрошенных сотрудников прокуратур и судов считают, что общество воспринимает охрану леса как второстепенную задачу, и 28 % респондентов представляется, что в настоящий момент общество осознает необходимость охраны природы в целом и леса в частности. Тем не менее, на вопрос: «Считаете ли Вы в современных условиях охрану леса одним из приоритетных направлений политики в нашем регионе?» – 15 % сотрудников правоохранительных органов ответили «нет». Таким образом, значительная часть населения строит свою деятельность на основе максимальной эксплуатации природной среды, не стремится и даже не осознает в полной мере необходимость ее рационального использования (которое заключается в достижении экономического, культурно-оздоровительного эффекта в обоснованном соотношении с охраной природы).
Указанные дефекты экологической психологии детерминируют непосредственно различного вида экологические преступления.
При исследовании личности преступников как составной части криминологической характеристики экологических преступлений, можно выделить общие черты в их поведении. К ним следует отнести низкий уровень экологической культуры и воспитания, низкую технологическую культуру, желание достичь своих корпоративных целей любым способом, получив личную выгоду и не думая о наступлении определенных последствий, а также биологические особенности, которые оказывают влияние на поведение личности.
Можно констатировать, что с учетом особенностей структуры экологической преступности большинство экологических преступников составляют мужчины. Одни исследователи называют 100 % , другие – 99,5 % , третьи – 96 % . Преобладающее число браконьеров – люди зрелого возраста: 54,5 % – 30–40 лет; 13,9 % – 41–50 лет; 12,3 % – старше 50 лет; 2,1 % – 18–24 года; 17,2 % – 25–29 лет .
Наиболее криминогенной, по мнению некоторых исследователей, является возрастная группа от 30 до 50 лет . По образовательному уровню: 39 % имеют неполное среднее; 25 % – законченное среднее; 21 % – среднее специальное; 9,5 % – среднетехническое; 4,5 % – неоконченное высшее и высшее образование. По отношению к трудовой занятости: общественно полезным трудом занимаются 51 %; пенсионеры составляют 7,5 %; 4 % – учащиеся и студенты; 37,5 % не работают. А.С. Курманов указывает, что среди лиц, занимающихся незаконной охотой, неработающие в начале 1990-х гг. составляли 4 %, в начале 2000-х гг. – 8,4 % . Судимость имеют 7,5 %, из них 75 % – одну, 21,3 % – две, 3,7 % – три и более.
Отдельные криминологи классифицируют экологические преступления по корыстным мотивам. Это связано с тем, что авторы за основу в своем криминологическом классификационном построении берут корыстный мотив, т. е. один из наиболее важных элементов субъективной стороны преступления. Другие ученые берут за основу типологизации экологических преступлений их военные и политические цели, ориентируясь на тот факт, что совершение экологического преступления происходит исключительно в политических или военных интересах. И последняя группа авторов выделяет экологические преступления, совершенные по неосторожности.
Рост экологической преступности связан и с несовершенством законодательства, его пробельностью, наличием различных коллизий и рассогласований. Это относится и к законодательству об ответственности за экологические преступления, в котором содержится множество отсылочных норм, отмечается несогласованность между разными нормами, отдельные недостаточно четкие формулировки и т. д.
Существенное влияние на рост экологической преступности оказало снижение активности государственных контролирующих органов, связанное с постоянными реорганизациями и кадровыми переменами.
В качестве условий, способствующих совершению экологических преступлений можно выделить следующие:
– доступность природных ресурсов, особенно для местных жителей (имеется в виду проживание в непосредственной близости с природными ресурсами, знание данной местности, качества тех или иных элементов природной среды, их расположение и т. д.);
– имеющийся навык работы, связанной с воздействием на определенные природные ресурсы;
– наличие необходимого оборудования для совершения захвата определенных природных ресурсов (как то – наличие охотничьего оружия, снастей, сохранность делян, оборудования, когда-то принадлежащих леспромхозам и т. д.);
– спрос на незаконно добытые природные ресурсы (например, спрос на срубленный лес, в частности, со стороны иностранных фирм, в связи с возможностью регулировки цен (в сторону ее занижения) последними, или спрос на икру, когда добыча ее запрещена вообще, или спрос на шкуру дикого животного (медведя) в угоду моде и т. д.);
– доходность деятельности, связанной с эксплуатацией природной среды (выгода в чистом виде – вложений не требуется, а прибыль налицо);
– неудовлетворительная работа правоохранительных органов в сфере охраны природы в целом;
– крайне низкая материально-техническая оснащенность лесной охраны;
– низкий уровень привлечения к ответственности за совершение преступлений в силу высокой объективной и субъективной латентности данных правонарушений.


Комментарии: