История материальной культуры и быта — реферат

Одним из важнейших элементов жилища крестьян всегда была печь. И не только потому, что в суровом климате Восточной Европы без печного отопления в течение семи-восьми месяцев не обойтись. Нужно отметить, что так называемая «русская», а правильнее всего духовая печь ― изобретение сугубо местное и достаточно древнее. Она ведет свою историю еще из трипольских жилищ. Но в конструкции самой духовой печи в течение второго тысячелетия нашей эры произошли весьма значительные изменения, позволившие гораздо полнее использовать топливо. К концу XVIII века уже выработался тип печи, который позволял использовать ее не только для обогрева и приготовления пищи, но и как лежанку. В ней же пекли хлебы, сушили на зиму грабы, ягоды, подсушивали зерно, солод ― во всех случаях жизни печь приходила крестьянину на помощь. И топить печь приходилось не только зимой, но в течение всего года. Даже летом нужно было хотя бы раз в неделю хорошо вытопить печь, чтобы испечь достаточный запас хлеба. Используя свойство духовой печи накапливать, аккумулировать тепло, крестьяне готовили пищу раз в день, утром, оставляли приготовленное внутри печей до обеда ― и пища оставалась горячей. Лишь в летний поздний ужин приходилось пищу подогревать. Эта особенность духовой печи «оказала решающее влияние на русскую кулинарию, в которой преобладают процессы томления, варения, тушения, причем не только крестьянскую, т.к. образ жизни многих мелкопоместных дворян не сильно отличался от крестьянской жизни» [1, с. 97].
Наиболее типичным русским жилищем принято считать трехкамерный дом, когда к обеим сторонам средней части постройки ― сеней ― примыкали два жилых помещения или одно жилое и одно хозяйственное. Каждое помещение имело своё название: изба, сени и клеть. Если оба помещения жилые, то на Севере такое строение иногда называли домом на две избы. Такой большой дом был необходим для многозначительной неразделенной семьи, доходивший до двадцати человек. Сени обычно не имели потолка, а накрывались с избой общей крышей. Из сеней по лестнице или по бревну с зарубками поднимались сразу на чердак. Тип трёхкамерного жилища сложился достаточно давно, уже в X-XI веках, но такие дома, как деревянные, так и каменные, продолжали строиться в деревнях и в городах ещё в XVIII столетии.

1.2. Интерьер русской избы

Два деревянных бруса под потолком, сходившиеся перпендикулярно к печному столбу, назывались воронцами или грядками. Именно эти брусья и делили пространство избы на три части: красный (передний) угол под образами, подпорожье, или задний угол, и печной, или подовый угол (середа, кут) ― перед печью. Воронец, тянувшийся к передней стене (пирожный брус), отделял женскую часть избы около печи от остального пространства. Часто его использовали для хранения выпеченного хлеба. Второй брус (полатный), между передней и задней стенами, поддерживал край полатей и служил границей между подпорожьем и внутренней частью дома.
Печь «являлась одним из наиболее значимых элементом жилища. От её положения в доме зависело расположение и других частей крестьянской избы» [7, с. 115]. Обычно печь ставили справа от входа, в одном из задних углов избы, или, наоборот, у входа, причем устье печи было повернуто к боковой стенке или к входной двери.
Место у печи предназначалось для стряпни, у входной двери располагались мужчины со своей работой, у окон, близ стола, ставили ткацкий станок, здесь же на лавке, расположенной вдоль стены, пряли.
Если печь располагалась при входе слева от двери, и ее устье было обращено к окнам, к свету, к передней стенке дома, то такая изба называлась избой-пряхой. Обычно женщины пряли и шили на долгой лавке, идущей по боковой стене от печи. При такой планировке избы свет падал на пряху. В некоторых районах печь нередко ставили справа от входа, что создавало неудобства при прядении, так как правая рука пряхи была обращена к стене, да и освещения не хватало. В таких случаях избу называли избой-непряхой.
По диагонали от печи всегда был красный угол (передний, верхний, святой, божий, почетный, старший, первый). Здесь висели иконы (образа), поэтому, входя в избу, человек сразу смотрел в красный угол, кланялся и крестился на изображения святых угодников. К иконам относились бережно, их хранили в семье, передавали по наследству, ими благословляли на брак, на дальнюю дорогу, на всякое большое и трудное дело. У икон горели лампады ― небольшие светильники, подвешенные на цепочках и заправленные лампадным маслом.
В красном углу «молились, собирались за столом на семейную трапезу, на почетном месте сажали уважаемого гостя, к святому углу были обращены изголовья постелей, головой к иконам клали покойника. С красным углом связывалась вся жизнь крестьянина: рождение, свадьба, похороны» [2, с. 127]. В красный почетный угол ставили первый и последний сноп как залог будущего урожая. Во время гаданий все желания исполняются только тогда, когда магические действия направлены в сторону красного угла.
В переднем углу устанавливался стол, который назывался большим. К большому столу вдоль стены приставляли ещё один стол, который назывался прямым. Вдоль стен избы стояли лавки. Лавка, расположенная в красном углу, называлась большая лавка. В красном углу, на большой лавке за столом сидел хозяин дома. Место хозяина дома называлось большим местом. Остальные члены семьи садились за стол в порядке старшинства. Если все не умещались за большой и прямой стол, к прямому столу под углом приставляли кривой стол.
Большое место считалось почётным, и предлагалось важным гостям. Гость должен был ритуально отказываться от места. Священнослужители садились на большое место, не отказываясь. Последнее место за кривым столом называлось полатный брус, так как располагалось под потолочным брусом, на который укладывали полати. В былинах богатыри на княжеских пирах садились обычно на полатный брус, а затем уже пересаживались на более почётные места, исходя из своих подвигов.
В крестьянской русской избе были четко определены мужские и женские места. Мужчины сидели на долгой, «мужской» лавке, женщины и дети ― на лицевой, «женской» лавке, располагавшейся под окном на улицу.
Спали на полатях, дощатом настиле под потолком между печью и противоположной стеной, на полу (для этого устраивали более низкий настил за печью), на лавках, на голбце или каржине ― дощатом настиле у печи.
В сенях выделяли перегородками кладовку для различных вещей и провизии. Это помещение во многих местах называлось чуланом. Если «площадь дома увеличивали за счет добавочных помещений, то вдоль всей связи пристраивали длинный коридор шириной метра три» [3, с. 183]. Тогда прежние сени превращались в кладовую или холодную светелку, а пристроенный коридор ― в сени. Концы пристроенных сеней отгораживали стеной или занавеской, и получались дополнительные комнатки для отдыха и всяких работ по хозяйству летом, тут же стояли сундуки с добром.
Постепенно крестьянское жилище усложнялось. Внутреннее пространство избы разделялось или разгораживалось, кроме того, дом расширялся за счет пристройки снаружи дополнительных срубов.

Комментарии: