Модели государства — реферат

Предоставление общественных, а также полуобщественных благ направлено на снижение транзакционных издержек (типа составления и спецификации контрактов, принуждения к их исполнению и т.п.).
В простейшем случае правитель имеет два ограничения. О первом, включающем в себя издержки выхода подданных и смены правителя, которое может быть названо уровнем внешней и внутренней политической конкуренции, мы уже говорили выше. Второе ограничение представляет собственные транзакционные издержки правителя и охватывает:
• агентские издержки – издержки мониторинга и контроля над бюрократами для обеспечения не разворовывания достояния правителя и надлежащей реализации его воли;
• информационные издержки – издержки сбора информации о производственной и социальной деятельности подданных для обеспечения максимизации ренты правителя (статистические, социологические, разведывательные, налоговые и другие службы);
• издержки измерения, связанные с многообразием видов производственной деятельности экономических агентов.
С учетом этих ограничений правитель вынужден не максимизировать свою ренту в абсолютном выражении, а идти на такой набор прав, который наиболее благоприятствует самым опасным (с точки зрения правителя) группам агентов – тем, которые имеют достаточно низкие значения издержек смены правителя и выхода подданных.
Для иллюстрации представим себе общество, состоящее из правителя, группы элит (созданных правителем или тех, в состав которых он входит) и основной массы (небогатого населения). Элиты обладают достаточной экономической и определенной политической мощью. В определенном смысле элиты можно рассматривать как своего рода группы специальных интересов, создающих так называемые «клубные блага» для членов, входящих в эти клубы (элиты). Ясно, что издержки координации в силу общности и спаянности интересов у этих элит невысокие в отличие от издержек координации основной массы населения. Правитель специфицирует права собственности таким образом, чтобы максимизировать свою ренту. В историческом плане таковым являлось предоставление права на определенный значимый ресурс – в рабовладельческом обществе, скажем, это было право на личность (человека), в других случаях это были права на землю, воду, а в новейшее время в качестве значимого ресурса часто выступает капитал. В случае капитала как ресурса, учитывая его мобильность в современном обществе, издержки выхода из «подданства» для элит могут быть сравнительно невысокими (выход может выступать в виде перетока капитала). Издержки смены правителя в ситуации растущей мощи элит также могут стать незначительными (а в случае конфликта интересов и вовсе привести к смене правителя). Ясно, что в этих условиях правитель не заинтересован в конфликтах с элитами и не будет особенно «напрягать» их из-за низких упомянутых издержек, обеспечивая им благоприятный правовой режим (типа легализации капитала и собственности) и «делясь» с ними частью своей ренты. Следовательно, основное бремя «рентных выплат» в подобных условиях ложится на основную небогатую массу населения, которое имеет достаточно высокие как координационные издержки (для защиты своих прав), так и значительные размеры издержек выхода из подданства и издержек смены правителя.
Аналогично обеспечение эффективных прав собственности, способствующее большему росту производства, но связанное с меньшими налоговыми поступлениями, побуждает правителя предпочесть, исходя из описанных ограничений, установление неэффективных прав собственности, что обусловлено высокими издержками мониторинга и сбора налогов. Отсюда, правителю часто выгоднее монопольное положение какого-либо «сильного клана» или группы кланов (элит), нежели обеспечение конкурентной экономической среды.
Что происходит в этой простой модели, когда правитель намерен максимизировать свою монопольную ренту при условиях экзогенной ставки налога и контроле только над занятостью в государственном секторе? Оказывается, что оптимальное для правителя значение занятых государственных чиновников будет всегда меньше того значения занятости в государственном секторе, при котором максимизируется объем выпуска. Таким образом, максимизация правителем своей ренты будет обуславливать недопроизводство «правопорядка» [5].
Другим возможным эффектом в рамках данной модели (Финдли– Уилсона) является разрастание государственного аппарата вследствие «оппортунистического поведения» государственной бюрократии (в виде «произвола чиновников»), которое приводит к рассеиванию ренты правителя. Здесь при ставке налога, превышающей оптимальное значение (обусловленное «оппортунизмом» чиновников), даже равенство доходов и расходов правителя (полное рассеивание ренты правителя) не обеспечивает максимизации объема производства. В результате имеем перепроизводство «правопорядка».
Модель «оседлого бандита». В рамках эксплуататорской теории государства рассмотрим модель «оседлого бандита» Мак-Гира– Олсона [3] Государство в этой модели представляется в виде «оседлого, или стационарного бандита», который предполагает обирать своих подданных достаточно длительный период (долгосрочно). Этим он отличается от «бандита-гастролера, или нестационарного бандита», целью которого является максимизация своей добычи в краткосрочном плане – соответственно, его не волнуют вопросы выживания ограбленных им граждан. Оседлый же бандит заинтересован как в том, чтобы его «подданные» имели хотя бы минимальные возможности поддерживать свое существование и заниматься производством, так, впрочем, и в том, чтобы у них сохранялись стимулы к развитию производства. Отсюда следует, что такой правитель-бандит должен «грабить» своих подданных только в той степени, чтобы оставшихся у них после «грабежа» средств хватало бы для жизнедеятельности и сохранения стимулов к ведению хозяйства. Помимо этого для обеспечения стабильности получения «доходов» со своих подданных «оседлый бандит» должен позаботиться о пресечении конкуренции на своей территории со стороны других стационарных и нестационарных бандитов. Дополнительно он должен препятствовать обиранию одних своих подданных другими. По сути, это означает, что данный правитель-бандит для обеспечения долгосрочной стабильности получения своих доходов вынужден гарантировать подданным определенную защиту прав собственности. Фактически «оседлый бандит» заключает с захваченным им обществом некий контракт, в котором он в обмен на «платежи» обеспечивает подданным защиту прав их собственности (нечто вроде «бандитского охранного агентства»). Как это выглядит? Это означает:
а) создание системы формальных правил спецификации прав собственности;
б) формирование системы информирования граждан об этих правилах;
в) создание структур, контролирующих выполнение этих правил, выявляющих и наказывающих нарушителей.
Таким образом, у «бандита-гастролера» и «оседлого бандита» различаются не только горизонты планирования (краткосрочный в первом случае и долгосрочный – во втором), но и существенно различны структуры доходов и расходов. Поскольку «бандит-гастролер» максимизирует свой краткосрочный доход, то он инвестирует свои средства прежде всего в технологии перераспределения (например, в военные или технологии запугивания). «Оседлый» же бандит в силу того, что ему необходимо поддерживать питающую его производственную базу, будет теперь инвестировать не только в перераспределительные технологии, но и в обеспечение определенного правового (с его точки зрения) порядка, «защищая» права собственности своих подданных. Аналогично у такого бандита-правителя меняется и структура расходов. Часть собранных налогов он вынужден тратить на поддержание порядка (пункты а, б, в, приведенные выше).

Комментарии: