Условия возникновения социологии в России — реферат

Преемником Бакунина стал другой видный теоретик российского анархизма князь П.А. Кропоткин, автор таких работ, как «Хлеб и воля» (1892), «Современная наука и анархизм» (1906), «Великая Французская революция» (1909).
В последней четверти XIX в. заметное влияние на российскую общественно-политическую жизнь оказывала субъективная школа в социологии, представленная П.Л. Лавровым и Н.К. Михайловским. Основные работы Лаврова ― «Социологи-позитивисты» (1872), «О методе в социологии» (1874), «Задачи понимания истории» (1898), «Опыты истории мысли Нового времени» (1888-1894), «Важнейшие моменты в истории мысли» (1903). В целом социология в упомянутых трудах еще не отделена от социальной философии, но оба эти направления роднит стремление познать человека, обладающего свободой воли и способностью к целесообразной сознательной деятельности. По мнению автора, социолог, равно как и историк, не может быть бесстрастным наблюдателем общественного развития. Соответственно и социология не должна ограничиваться констатацией объективных законов, она призвана выработать субъективный метод, благодаря которому станет понятной нерасторжимая связь между субъектом и объектом. Историческая жизнь человечества, подчеркивает Лавров, начинается с возникновения критической личности, изменяющей общественные отношения сообразно своим идеалам нравственного и социального порядка.
Михайловский активно участвовал в идейно-политической жизни России почти сорок лет. Известность ему принесла работа «Что такое прогресс?» (1869), где дан обстоятельный анализ собрания сочинений Г. Спенсера. Затем одна за другой появились «Теория Дарвина и общественная наука» (1870-1871), «Философия истории Луи Блана» (1871), «Борьба за индивидуальность» (1875-1876) и, наконец, главный труд его жизни «Герои и толпа» (1882). Стержень социологических взглядов Михайловского ― идея «борьбы за индивидуальность» , являющаяся основой прогресса. В соответствии с данной концепцией вся история подразделяется на три этапа, для которых характерно различное соотношение личности и общества: объективно-антропоцентрический, эксцентрический и субъективно-антропоцентрический. Такая постановка проблемы приводит к анализу взаимоотношений героев и толпы ― это, пожалуй, одна из центральных тем в социологических дискуссиях 90-х годов. Михайловский, по существу, первым исследовал психологические особенности поведения человека в группе, влияние социальной среды на формирование психологии индивида и массы.
Непосредственным стимулом обращения к этой проблематике стала неудача «вхождения в народ» ― социального движения российской интеллигенции конца прошлого века, пытавшейся установить контакты с «массой» ради ее просвещения и пропаганды в пользу республиканского строя. Однако, как известно, крестьянская община не поддержала «ходоков». В лучшем случае их изгоняли из деревни, в худшем ― сдавали ближайшему полицейскому приставу.
Иную парадигму социологического мышления являл собой марксизм, влияние которого в России стало ощутимым во второй половине XIX в. В 1869 г. был переведен на русский язык «Манифест Коммунистической партии», а спустя три года ― первый том «Капитала», воспринятые представителями зарождавшегося социал-демократического движения в качестве последней научной истины. Наиболее характерные социологические работы данного направления ― «К вопросу о развитии монистического взгляда на историю» (1885) Г.В. Плеханова и «Развитие капитализма в России» (1899) В.И. Ленина. Тогда же написана и известная статья Ленина «Что такое «друзья народа» и как они воюют против социал-демократов?» (1894).
В этих работах, посвященных критике народнической социологии в различных ее вариантах, прежде всего опровергалась идеалистическая концепция русской сельской общины как некоего начала, способного противостоять проникновению капиталистических отношений в Россию. Кроме того констатировался тот факт, что страна уже встала на капиталистический путь развития и потому всякие надежды усовершенствовать общественные отношения на основе абстрактных нравственных идеалов иллюзорны и утопичны. России предстоит, как говорили тогда, «вывариться в фабричном котле» , т.е., пройти через конфликты между трудом и капиталом. В соответствии с марксистской доктриной, только рабочий класс обладает способностью сплотить вокруг себя все социальные группы и в ходе революционной борьбы против феодально-помещичьего, капиталистического и национального угнетения включить страну во всемирный поток социалистической революции. Ленин в «Развитии капитализма в России» на основе анализа материалов земской статистики показал, что капиталистические отношения не только пронизывают быстро развивающуюся российскую промышленность, но и проникают в сферу аграрных отношений, разрушая остатки крестьянской общины.
В связи с тем, что термин «социология» широко использовался в народнической литературе, создававшейся под воздействием трудов Конта и Спенсера, в ленинских работах этого периода данный термин употребляется крайне редко. Исключение составляет «Что такое «друзья народа»…», где научная социология отождествляется с материалистическим пониманием истории. В дальнейшем Ленин противопоставлял марксизм как «единственно верное учение» социологии, выражающей, с его точки зрения, классовые интересы буржуазии. После установления Советской власти это обстоятельство выступало в качестве важного аргумента против соц социологического знания и социологической культуры.
Рассматривая процесс становления социологического мышления в России XIX в., нельзя обойти огромного, а в некоторых отношениях даже решающего влияния на осмысление социальной реальности общекультурных процессов, в особенности русской литературы. Прежде всего следует упомянуть о так называемых «физиологических очерках» 1840-1850-х годов, многие из которых представляли собою социологические зарисовки тех или иных видов профессиональной деятельности, положения различных социальных групп, отдельных городских кварталов. Таковы, например, альманах А.П. Башуцкого («Водовоз», «Гробовой мастер», «Няня»), сборник «Физиология Петербурга» под редакцией Н.А. Некрасова, «Очерки московской жизни» П. Вистенгофа («Купцы», «Чиновники», «Цыгане») и другие издания того времени.
Проблематика, относящаяся к России, развитию в ней рабочего и социал-демократического движения всегда была в центре внимания Плеханова-эмигранта. Как «социалист-западник», с позиций детерминизма, непреложных «законов истории» он отстаивал идеи однолинейного прогресса, обосновывая объективную неизбежность ― по примеру западноевропейских стран ― поступательного развития капитализма в России. Но не столько капитализм как таковой интересовал Плеханова. Для него было важно, что зрелый капитализм создает материальные и социокультурные предпосылки для социализма как «действительности будущего», что при капитализме взращивается и умножает свои силы новый демиург исторических преобразований ― промышленный пролетариат, проходя школу политического воспитания и классовой борьбы. Плеханов впервые показал, что в России именно пролетариату, охарактеризованному им как «народ в европейском смысле слова» , будет принадлежать решающая революционная роль в борьбе против самодержавного режима, за дальнейшую модернизацию и европеизацию страны. (Под пролетариатом, как правило, имелись в виду постоянные заводские и фабричные рабочие, порвавшие прежние связи с землей).

Комментарии: