Бедность как социальный феномен — реферат

Первое обследование рабочего бюджета и быта в советское время было проведено по инициативе С.Г. Струмилина в мае-июне 1918 г. в Петрограде. Под руководством А.М. Стопани эта работа была продолжена и охватила до 40 городов страны. Первый опыт широкого бюджетного обследования, осложненный гражданской войной, все же имел большое практическое значение. Результаты этого обследования дали сведения о материальном положении рабочего населения, его снабжении и питании и на основе этих данных Струмилин разработал индекс стоимости жизни. В 1918 г.были предприняты первые попытки расчетов прожиточного минимума для введения обязательного минимального заработка, но единой методологии расчетов не было еще создано. Поэтому прожиточный минимум рассчитывался как физиологический, а основной статьей расходов выступали затраты на питание. Прожиточный минимум рассчитывался либо по данным бюджетных обследований о фактическом потреблении, либо на основе физиологических норм. На практике расчеты основывались на реальных возможностях продовольственных ресурсов данной территории, которые были значительно ниже физиологических норм, разработанных учеными-физиологами. Удельный вес расходов на питание колебался от 26 до 72% к общей величине прожиточного минимума. Минимальная заработная плата приравнивалась к прожиточному минимуму и существенно варьировалась на территории всей страны. Поэтому прожиточные минимумы сильно разнились, их нельзя было сопоставлять или использовать для установления ставок заработной платы. Так, в 1921 г. отказались от исчисления местных прожиточных минимумов.
В дальнейшем стоимость бюджетного набора использовалась только для оценки индексов стоимости жизни и динамики реальной заработной платы. В начале 30-х годов расчеты по исчислению прожиточного минимума полностью прекратились, поскольку в стране, как тогда было заявлено, завершилось построение основ социализма, который в свою очередь уничтожил всякие причины для существования бедности. Работы возобновились в ряде научно-исследовательских институтов лишь в 60-х годах, при этом результаты исследований были строго засекречены.
Материалы о различиях в материальной обеспеченности советских людей, о дифференциации в уровне жизни населения были доступны только узкому кругу специалистов и руководителей высокого ранга. «Те, кто определял политику, ее цели и методы, исходили из тезиса о безусловном единстве и однородности условий жизни в социалистическом обществе - так легче было управлять народом при командно-административной системе. При такой позиции вскрытие реальных противоречий нашего бытия, разделение людей на обеспеченных и сверхобеспеченных, с одной стороны, и еле сводящих концы с концами -с другой, не поощрялось».
В 1956-1957 гг. был введен официальный минимум заработной платы в народном хозяйстве - 27-35 руб. в месяц. С этого времени начался периодический учет распределения всех рабочих и служащих по размерам получаемой заработной платы, но до 1988 г. эти данные были секретными. В 1968 г. официальный минимальный уровень заработной платы составлял 60 руб. в месяц, в 1981г.- 70 руб. По мнению Л. Ржаницыной, “за 30-35 лет с начала политики по уменьшению малообеспеченности, датируемой 1956 г., практически исчезли имеющие заработки до 70 руб. в месяц, а тогда они составляли основную массу работающих” .
В советское время большинство экономистов и политиков относили к бедным те семьи, “чьи доходы существенно отставали от среднего уровня материальной обеспеченности, достигнутого в стране ”. Следует упомянуть, что малообеспеченность понималась как категория относительная. По мнению Л.С.Ржаницыной, малообеспеченные – “ это члены общества, живущие по его законам, но не имеющего признаваемого им минимально необходимого стандарта потребления” .
Н.М. Римашевская в работе, посвященной итогам исследования проекта «Таганрог-Н», писала о том, что в центре внимания социологов при изучении жизненного уровня находились проблемы, связанные с существованием низкооплачиваемых и малообеспеченных слоев населения. «Между тем, многолетние и всесторонние исследования в этой области привели нас к выводу, о том, что проблемы "низкооплачиваемых и малообеспеченных" в чистом виде нет, так как в условиях распределения по труду всегда будут существовать эти категории населения». В дальнейшем Римашевская говорит о том, что «задача изжития низкооплачиваемых работников и малообеспеченных семей сама по себе не имеет реального социально-экономического содержания. Она - лишь следствие несовершенства распределительных отношений (оплаты труда, пенсионного обеспечения и т.д.)» .
Следовательно, основными причинами малообеспеченности в России были относительно низкий размер заработной платы, наличие иждивенцев в семье, небольшие пенсии, низкие стипендии, недостаточность пособий на детей.
С середины 90-х годов в России проводилось множество исследований бедности. Специалистами ИСЭПН РАН в 1997 году был проработан и применен подход к измерению бедности через испытываемые лишения в российских условиях. Это исследование, под руководством А.Макколли, М.Можиной, Л.Овчаровой внесло существенный вклад в понимание проблематики бедности в России, поскольку в его ходе впервые был определен набор индикаторов депривации (лишений), отделяющих бедных россиян от небедных. На основе предварительного экспертного списка, включавшего порядка 40 предметов, благ и услуг, которые являются привычными и общепринятыми в повседневной жизнедеятельности большинства российского населения, исследователями были эмпирически выделены 17 наиболее значимых лишений, характеризующих состояние бедности в России (наличие минимум двух из них позволяло причислять обследуемое домохозяйство к бедным). В 1999-2001 гг. социологами ИКСИ РАН было предпринято еще одно исследование (руководитель Н. Тихонова), целью которого являлось получение детального представления о специфике российской бедности. В качестве методологической основы проекта, носившего название "Бедность и социальная эксклюзия в России: региональные, этнонациональные и социокультурные аспекты", вновь был применен депривационный подход, поскольку исследование предполагало выявление сущности исследуемого феномена, а не его точное измерение. Для оценки обследуемым домохозяйствам был предложен список из 26 наиболее значимых ограничений в общепринятом образе жизни, структуре потребления и социальной жизни, который включал в себя те 17 признаков бедности, которые эмпирически вычленили и обосновали социологи ИСЭПН РАН. Основная задача при этом заключалась в том, чтобы понять глубину испытываемых лишений, руководствуясь тем, насколько явно сами нуждающиеся связывают тот или иной предложенный признак с бедностью. Проведенный анализ субъективного восприятия признаков бедности показал, что респонденты качественно по-разному оценивают степень депривации. Бедность могла трактоваться широко или узко, однако, чем менее распространенным в реальной жизни являлось то или иное лишение, тем большим весом оно обладало с точки зрения "актуализации" бедности как состояния заметного отклонения от общепринятых жизненных стандартов.

Комментарии: