Исчерпаемость природных ресурсов и экономические угрозы сопряженные с дальнейшей индустриализацией — реферат


3. Экономические угрозы дальнейшей индустриализации

Конец ХХ в. привел к широкому переосмыслению путей общественного развития. Концепция экономического роста, которая подходит к анализу материального производства с чисто экономической точки зрения, была применима, пока природные ресурсы казались неисчерпаемыми в силу ограниченного воздействия производственной деятельности человека. В настоящее время общество приходит к пониманию того, что экономическая деятельность является лишь частью общечеловеческой деятельности и экономическое развитие должно рассматриваться в рамках более широкой концепции общественного развития.
С середины XX века институты индустриального общества «столкнулись с исторически беспрецедентной возможностью уничтожения всей жизни на планете в результате принятия определенных решений» [1, с. 76]. Это отличает нашу эпоху не только от ранней стадии индустриальной революции, но и от всех прочих культур и общественных форм, как бы ни расходились они и ни противоречили друг другу в деталях.
Если индустриальный риск берет свое происхождение в процессе принятия решений, неизбежно всплывает и проблема социальной ответственности, даже в таких областях, где господствующие нормы науки и права допускают ответственность лишь в исключительных случаях. За индустриальные риски ответственны люди, фирмы, государственные учреждения и политики.
Общество столкнулось с необходимостью оценки степени реальной экологической опасности, созданной развитием его индустриальной основы. Определение вероятности техногенных аварий и катастроф стало обязательным для управления различными технологическими системами. В то же время, под давлением экологических движений в развитых странах Запада были приняты зеленые, проэкологические законодательства. Промышленное лобби нуждалось в весомых аргументах в борьбе для отставания своих интересов.
Совершенствование искусственных, созданных человеком орудий труда, безусловно, способствовало преодолению зависимости человека от природы, созданию предпосылок для перехода от естественных производительных сил к общественным. Развитие системы орудий труда, техники позволило человеку увеличить меру власти над внешней природой. Техника выступает как «вторая природа», как природа, преобразованная человеком.
Промышленная революция раскрепощает индивида: на смену личной зависимости приходит личная независимость. Она проявляется в том, что присвоение средств производства и жизненных средств не опосредовано в рыночной экономике принадлежностью человека к какому-нибудь коллективу. Каждый товаропроизводитель «хозяйствует на свой страх и риск и сам определяет, что, как и сколько производить, кому, когда и при каких условиях реализовать свою продукцию» [1, с. 82]. Однако эта формальная личная независимость имеет в качестве своей основы всестороннюю вещную зависимость от других товаропроизводителей (и, прежде всего, зависимость по линии производства и потребления жизненных благ).
Овеществление отношений между товаропроизводителями выступает как зародыш отчуждения труда, характеризующего различные аспекты сложившегося при рыночной экономике господства прошлого труда над живым, продукта труда над деятельностью, вещи над человеком. Предпосылки для его преодоления складываются в процессе перехода от индустриального общества к постиндустриальному.
Рост качества жизни оборачивается новыми угрозами и рисками для человечества.
В эпоху индустриализации человечество не задумывалось о проблемах окружающей среды. Главное было создать огромное количество металлургических, машиностроительных, химических и других производств, которые позволили войти в эпоху резкого роста потребления. Это неизбежно привело к загрязнению рек и других водоемов, вырубке лесов, варварскому отношению к другим типам невозобновляемых ресурсов.
Никто не спешил анализировать негативные последствия такого отношения к природе. Теперь же экологические проблемы становятся одними из наиважнейших, особенно для развитых стран Запада, где чистая окружающая среда считается важнейшим жизненным благом.
Постиндустриальная эпоха вовсе не означает, что тяжелая промышленность ушла в прошлое. Ее доля падает, но она сама не может исчезнуть, ведь потребление, например, металлов или продуктов нефтехимии только возрастает. Формируются новые центры ускоренного промышленного развития, а требования быстрого развития промышленности не сочетаются с заботой об окружающей среде. В итоге правительства некоторых стран жертвуют экологией в интересах быстрого экономического роста. Типичный пример такой политики — Китай. Страна быстрыми темпами «развивает свой промышленный потенциал, добившись впечатляющих результатов экономического роста, но платой за это является резкое ухудшение экологической обстановки» [5, с. 143].
Современный мир характеризуется тем, что за экологические ошибки одних стран платить приходится всем, и прежде всего соседям. Это может происходить как в явном, так и в скрытом виде. К первому типу можно отнести печально знаменитую аварию на Чернобыльской АЭС, произошедшую в 1986 г., или же «экспорт» бензольного пятна из Китая в Россию в 2005 г.
Примером второго типа можно считать уменьшение озонового слоя, незаметное для невооруженного глаза, но также весьма губительное для природы. К 2030 г. выбросы углекислого газа увеличатся на 55%, от чего пострадает все человечество, а не только промышленно развитые страны, в наибольшей степени ответственные за этот прирост.
Любые попытки бороться с экологическими проблемами коллективно пока не дали успеха — Киотский протокол, ратифицированный Россией, не действует в полной мере из-за отказа США входить в эту систему. В результате мировой системы контроля за выбросами углекислого газа не сформировано. Все это формирует новые угрозы, например таяние льдов повышает высоту Мирового океана на 3 мм в год.
Многие экологи считают, что в пределах 30—50 лет глобальная экологическая катастрофа типа резкого похолодания, затопления Земли или глобального затемнения (формирования вокруг Земли устойчивого облака из промышленных выбросов, которое закроет Солнце) вряд ли возможна. Но это не означает, что мы должны думать только о себе, не считаясь с тем, что будет с Землей через 100 или 200 лет [5, с. 147]. Тем более что ряд прогнозов носит гораздо более апокалиптический характер.




Комментарии: