Общая характеристика хищения предметов, имеющих особую ценность — реферат

Реальная возможность распоряжаться изъятым, как правило, появляется при наличии реальной возможности вынести изъятое с охраняемой территории. Отсюда понятно, почему попытка вынести через проходную мелкие предметы квалифицируется судебно-следственными работниками как оконченное хищение. Если лицо имеет реальную возможность реализовать изъятое имущество на территории организации (предприятия), то хищение также может быть признанно оконченным. Необходимо учитывать, что на предприятии с рядом цехов доступ к ценностям имеют не все работники. Имеются предприятия и с пропускной системой внутри цехов. Следовательно, признание хищения с охраняемой территории оконченным или неоконченным зависит от реальной возможности распоряжаться изъятым имуществом.
Хищение можно считать оконченным тогда, когда совершенное виновным деяние содержит все признаки состава преступления, описанные в диспозиции закона. При подобном толковании понятия "реальная возможность распоряжаться изъятым", которое распространено в судебной практике и, на наш взгляд, является правильным, различия между теориями "изъятия" и "распоряжения" оказываются не столь существенными. А учитывая, что значительное число хищений совершается с предприятий, не имеющих контрольно-пропускной системы (момент изъятия совпадает с наличием реальной возможности распоряжаться похищенным), сходство между этими теориями становится еще более очевидным.
На практике значительные трудности представляет анализ особенностей окончания хищений в формах присвоения, растраты и злоупотребления служебным положением. Иногда в литературе момент окончания присвоения определяется на основе процессуального установления факта присвоения. Так, например, указывается, что присвоение считается оконченным преступлением, если виновный не предъявит в натуре в установленный срок при проверке, ревизии вверенное ему государственное или иное имущество, которое он незаконно обратил в свою пользу . Такое понимание момента окончания присвоения необоснованно расширяет и возможность соучастия в нем, ибо хищение путем присвоения окончено с момента обращения лицом чужого имущества в свою собственность путем совершения каких-либо конкретных действий.
При хищениях, совершаемых материально ответственными лицами, основная трудность состоит в установлении момента неправомерного изъятия имущества, которое находится у них в правомерном владении. Пока лицо не выделило, не обособило похищаемое имущество от другого, находящегося на его подотчете, нет состава хищения. Нередко акт хищения непосредственно проявляется в издержании, и изъятие наступает в виде растраты. Хищение признается оконченным с момента присвоения чаще всего тогда, когда похищенное передается третьим лицам, например при перевозке товарно-материальных ценностей.
Хищения, совершаемые материально ответственными и должностными лицами, так же как и другие формы хищений (кроме разбоя), следует считать оконченными, согласно вышеназванному разъяснению Пленума Верховного Суда СССР, с момента изъятия вверенного этим лицам или находящегося в их ведении имущества и получения реальной возможности распоряжаться или пользоваться им. Практический работник, однако, должен усвоить, что на практике момент окончания хищения - это вопрос факта. Хищения в формах присвоения, растраты и злоупотребления служебным положением в одних случаях могут быть окончены с момента удержания или завладения имуществом, а в других - с момента израсходования, потребления, отчуждения, передачи этого имущества третьим лицам.
Более очевидной является проблема окончания хищения предметов, имеющих особую ценность, путем разбоя. Одни авторы считают, что в этом случае хищение окончено с момента причинения реального материального ущерба собственнику или иному законному владельцу, так как согласно примечанию к ст. 158 УК РФ хищение окончено с момента причинения ущерба .
Статьей 164 УК ответственность установлена именно за хищение независимо от способа. Иное решение, считает Ю.И. Ляпунов, было бы грубым нарушением прямых предписаний уголовного закона, очевидным противоречием его буквальному содержанию и смыслу . Другие авторы полагают, что хищение предметов, имеющих особую ценность, путем разбойного нападения следует считать оконченным с момента нападения с целью завладения ими, так как момент окончания определяется формой хищения . Разбой же в ст. 162 УК сформулирован по типу усеченного состава преступления с перенесением момента окончания на начало нападения: в ст. 162 УК разбой определяется как нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия.
На наш взгляд, более обоснованной представляется вторая точка зрения, хотя она была недостаточно аргументирована. Если признать, что разбой в составе хищения предметов, имеющих особую ценность, является оконченным с момента завладения этими предметами и получения реальной возможности распоряжаться ими, то окажется, что состав разбоя, предусмотренный ст. 162 УК, не будет формой хищения, т.е. его понятие не охватывается дефиницией хищения, данного в примечании 1 к ст. 158 УК. Но этого не может быть, так как законодатель и большинство специалистов правомерно относят разбой к формам хищения. Разбой как форма хищения отличается, например, от насильственного грабежа только характером насилия.
Кроме того, выделение состава хищения предметов, имеющих особую ценность, обусловлено повышенной общественной опасностью посягательства на объекты, представляющие особую историческую, научную, художественную или культурную ценность. Признание же хищения этих предметов путем разбойного нападения оконченным с момента завладения ставит преступников в привилегированное положение, и они будут нести более мягкую ответственность при квалификации хищения путем разбоя в качестве наказания на это преступление, так как согласно ч. 3 ст. 66 УК срок или размер наказания за покушение на преступление не может превышать трех четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК за оконченное преступление.
В связи с анализом объективной стороны хищения предметов, имеющих особую ценность, возникает вопрос о том, охватывает ли данный состав преступления мошенничество в виде приобретения права на чужое имущество, так как оно не представляет собой хищения. Нам представляется, что приобретение права на чужие предметы, имеющие особую ценность, может квалифицироваться до завладения ими только как приготовление к хищению. Это вытекает из определения мошенничества, данного в ст. 159 УК, где говорится, что мошенничеством является хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием. То есть законодатель не рассматривает приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием в качестве формы хищения.
Таким образом, хищение предметов, имеющих особую ценность, путем кражи, обмана или злоупотребления доверием, присвоения или растраты или грабежа является материальным составом преступления, а хищение этих же предметов путем разбоя - формальным составом преступления.
Анализ объективной стороны состава хищения предметов, имеющих особую ценность, показывает, что она нуждается в совершенствовании. Поэтому мы предлагаем диспозицию ст. 164 УК сформулировать следующим образом: "Хищение независимо от способа, вымогательство или приобретение права собственности путем обмана или злоупотребления доверием на предметы или документы, имеющие особую ценность".
Многие квалифицированные виды разбоя, думается, следует отнести к квалифицирующим признакам хищения предметов, имеющих особую ценность, учитывая, что квалифицированный разбой наказывается лишением свободы от 7 до 12 лет, а особо квалифицированный - лишением свободы от 8 до 15 лет. При этом диспозиция разбоя должна быть идентичной определению разбоя в ст. 162 УК РФ.


Комментарии: