Философия Аристотеля — реферат

3. Учение о материи и форме

Начало систематическим исследованиям идей материи и формы положил Аристотель, причем в его философии они имеют фундаментальное, первостепенное значение. Он же заложил основу понимания их как логических категорий, хотя и не отрефлексировал этого обстоятельства.
Субстанция вообще, полагали натуралисты, состоит из материальных элементов (первоначально). Платоники видели ее в форме. Здравый смысл, как кажется, ищет субстанцию в индивиде и в чем-то конкретном, сделанным из формы и материи одновременно. По Аристотелю, правы все и никто в том смысле, что каждый из ответов, взятый отдельно, однобок и частичен, напротив, вместе они, будучи согласованы, дают истину.
Материя есть начало, без сомнения, образующее реальность чувственно воспринимаемую, в этом смысле, она ― «субстрат формы» (дерево ― субстрат формы дома, глина ― субстрат чаши). Теряя материю, мы теряем весь чувственный мир. Но материя сама по себе ― это недетерминированная потенциальность. Стать чем-то определенным и актуализироваться она может, лишь приняв форму.
Форма же, напротив, поскольку она определяет, актуализирует, реализует материю, образует «естьность» всякой вещи, т.е. то, что есть ее сущность, а потому ― это субстанция в полном смысле слова (которую на латинский переводили так: quod quid est, quod quid erat esse); греч. eidos ― форма. Однако это не Платонова форма Гиперурании, но внутренне присущая самой вещи форма (форма-в-материи).
Эта композиция материи и формы, которую Аристотель называет «synolos», и есть субстанциональность, объединяющая начало материальное и начало формальное.
Понятие материи было введено не им. Он же писал: «Из тех, кто первые занялись философией, большинство считало началом всех вещей одни лишь начала в виде материи: то, из чего состоят все вещи, из чего первого они возникают и во что, в конечном счете, разрушаются, причем основное существо пребывает...» Аристотель понимал начальную материю как то, из чего первого состоят вещи. Здесь две идеи: материя это то, из чего вещи состоят, и это ― первоначало. Первые натурфилософы искали именно первоначало, это было их темой. При этом их конечная цель заключалась в том, «чтобы вывести из них природу вещей» (Аристотель). По Аристотелю, они «устанавливают начало в виде материи ― все равно ― признают ли они это начало телом или бестелесным» [3; с. 47].
Указание на материю как единственную или главную причину Аристотелю представляется недостаточным для достижения провозглашенной основной цели в трех отношениях: во-первых, потому что не объясняет разнообразия вещей, во-вторых, потому что не объясняет движения (возникновения и уничтожения) и, в-третьих, потому, что не объясняет совершенства в мире.
Исходя из этого критического отношения к традиции, Аристотель переосмысляет понятие материи и выдвигает три основополагающие идеи ― о форме, о движущей причине и о первенстве разума перед материей.
У предшественников Аристотеля взгляды на материю были сугубо онтологическими, сначала они остаются такими же и у него. Поэтому Аристотель определяет онтологическое место материи в аспекте «материя-разум». Указывая на гармонию в мире («вещи находятся в хорошем и прекрасном состоянии», или стремятся к этому), Аристотель говорит: «причиной этого не подобает быть ни огню, ни земле, ни чему-либо другому в этом роде... ... тот, кто сказал, что разум находится, подобно тому, как в живых существах, также и в природе, и что это он ― виновник благоустройства мира и всего мирового порядка, этот человек представился словно трезвый по сравнению с пустословием тех, кто выступал раньше» [3; с. 48]. Таким «трезвым» явился Анаксагор. Причина совершенства мыслится также как движущее первоначало. Однако Аристотель идет дальше первых философов и переосмысляет понятие материи.
Во-первых, он преодолел «физикализм» в ее понимании. Физикализм в понимании материи наиболее выпукло проявился гораздо позже, в XVIII-XIX веках, когда под материей стали понимать исключительно вещество, главным признаком которого является наличие массы покоя. Но он был присущ и первым философам в несколько более абстрактной форме признания за материей лишь телесных качеств. Именно это Аристотель решительно и определенно отверг: «Те, которые признают единство вселенной и вводят единую материальную основу, считая таковую телесной и протяженной, явным образом ошибаются во многих отношениях.... Они устанавливают элементы только для тел, а для бестелесных вещей ― нет, в то время как есть и вещи бестелесные». В этом утверждении и заключается преодоление физикализма в понимании материи. Во-вторых, он дает весьма абстрактную формальную экспликацию материи: «под материей я разумею то, что само по себе не обозначается ни как определенное по существу, ни как определенное по количеству, ни как обладающее каким-либо из других свойств, которыми бывает определено сущее». В-третьих, он формулирует такие идеи в понимании материи, которые продвигают Аристотеля по пути к логической категории материя/форма. Прежде всего, это идея относительности понятия материи. В природу вещи входит первая материя: «первая при этом ― в двух смыслах, или как первая по отношению к данной вещи, или как первая вообще» [6; с. 118].
Понятие первая материя по отношению к традиции переосмыслено. На вопрос «из чего состоят вещи?» Аристотель предлагает не однозначное указание на первоначало, а также указание на то, из чего вещь состоит как из своего специфического ближайшего материала: «есть некоторая своя материя у каждой вещи».
Углубление линии на преодоление физикализма и утверждение относительности материи ― прямые утверждения существования бестелесной материи: «есть материя ― одна, воспринимаемая чувствами, другая ― постигаемая умом; воспринимаемая чувствами, как, например, медь, дерево и всякая другая подвижная материя, а постигаемая умом... ― примером здесь могут быть объекты математики». И ещё: «формулировка, дающая определение, всегда указывает что-нибудь о чем-нибудь, и одно здесь должно играть роль материи, другое ― роль формы» [6; с. 120].
Выдающимся вкладом Аристотеля в онтологию является его учение о форме. Поскольку материя, как начало, не объясняет не только гармонии, но и разнообразия вещей и его происхождения, «нужно исследовать...вопрос, является ли что-либо кроме материи самостоятельной причиной». Форма для Аристотеля является сущностью в смысле первоначала и сутью бытия сущности как отдельной вещи. Введение идеи формы ― начало собственно аристотелевской онтологической концепции материи и формы. Основные идеи здесь следующие.
Сущностью является то, что лежит в основе, а именно ― материя и форма. Они не существуют в виде отдельностей (правда, форма может обособляться в мысли). Самостоятельным существованием обладает то, что состоит из материи и формы.

Комментарии: