Проблемы становления и развития вооружённых сил России в период образования русского централизованного государства — реферат

Стрелецкая военная одежда состояла из кафтана, шапки и сапог. На основании рисунков XVII в. можно сделать вывод, что существовала парадная и повседневная одежда. Парадная форма отличалась от повседневной тем, что шилась из более дорогого сукна и украшалась золотыми или серебряными шнурками «снурками» на груди. Кафтан стрельца покроем походил на ферязь, т.е. представлял собой длинное свободное одеяние, спускавшееся до самых пят, с широкими, но суженными у запястья рукавами. Что же касается формы воротника, то она изменялась: в начале XVII в. он был отложным, треугольным и сзади доходил до середины спины, а к концу столетия - стал стоячим. Каждому полку присваивался определенный цвет кафтанов, шапок и сапог. Цвета парадных стрелецких кафтанов отличались большим разнообразием: среди них встречались различные оттенки красного, зеленого, синего и желтого. Стрелецкий командный состав одевался в платье несколько иного покроя. Оно более походило на охабень и подпоясывалось кушаком. Простые же стрельцы в качестве пояса использовали обыкновенные кожаные ремни, к которым крепились сабли.
Шапки стрельцов практически ничем не отличались от народных головных уборов. Они шились из цветных сукон и оторачивались мехом: у рядовых стрельцов — овчинным, а у «начальных людей» — собольим. На шапки стрелецких начальников нашивался отличительный знак в виде жемчужного изображения короны. Головные уборы стрелецких знаменосцев имели небольшой разъем надо лбом и не были оторочены мехом. Сапоги стрельцов имели длинные голенища, высокие каблуки и острые загнутые концы. Как и шапки, они были цветными. Сапоги командиров не отличались фасоном, но делались из юфти — более тонкой и дорогой кожи. Стрелецким знаменосцам и начальникам полагались белые «перщатые» рукавицы с большими крагами.
Знаменосцы и музыканты-сиповщики имели на вооружении только сабли. Пятидесятники и сотники были вооружены только саблями и протазанами. Старшим командирам (головам, полуголовам и сотникам) кроме сабель полагались трости.
Помимо стрельцов служивыми людьми «по прибору» были также пушкари, затинщики и воротники, но они приходили отрядами.
На этом развитие пехоты, оснащенной огнестрельным оружием, при Иване Грозном не завершилось. Важность огнестрельного оружия и вместе с тем профессионализации ратных людей была хорошо осознана. Пистолеты были еще очень редки, да и попыток перенять рейтарскую тактику всадниками русской поместной конницы не было. Как отмечал О.А. Курбатов, «видимо, для морального воздействия на противника считалось достаточным иметь наличный отряд иноземцев…» . Для того чтобы переломить традицию, нужны были «великие потрясения». И хотя, от использования даточных людей с «земли» не только для вспомогательной, но и для боевой службы государство еще долго не собиралось отказываться, в дополнение к стрельцам во 2-й половине XVI в. государство стало верстать на службу всякого рода «вольных» людей (а впоследствии и черносошных и даже монастырских, помещичьих крестьян и беглых — государственный интерес оказывался выше интересов помещиков и церкви) в «городовые» казаки. Служившие с «земли», казаки были обязаны снаряжаться в поход самостоятельно, и если поначалу они несли главным образом пешую службу, то с конца XVI в. они окончательно были перевооружены пищалями и в массе своей посажены на-конь, превратившись в драгун . При этом они порой составляли значительную часть полевой армии.
Что касается вооружения стрельцов, то каждый из воинов был вооружен пищалью, бердышом (топор с искривленным, наподобие полумесяца, лезвием, насаженным на длинное древко — ратовище) и саблей (в отдельных случаях шпагой), а также имел необходимое снаряжение: перевязь («берендейку») с привешенными к ней пенальчиками с пороховыми зарядами, сумку для пуль, сумку для фитиля, рог с порохом для натруски пороха на зарядную полку пищали. Стрелецкая пищаль была фитильной, кремневое оружие практически не встречалось не только у городовых, но даже и у московских стрельцов. Р. Паласиос-Фернандес писал по этому поводу: «... московские стрельцы не жаловали кремнёвое оружие...»
Доспех, полагавшийся стрельцам, состоял из «шапки железной», представлявшей собой полусферу с небольшими полями, чрезвычайно удобную для стрелка-пехотинца. Такой шлем не закрывал обзор, не мешал целиться, надежно защищал голову от вражеских клинков. Возможно, по собственной инициативе стрельцы поддевали под форменные кафтаны кольчуги или кожаные латы с нашитыми железными бляхами. В целом есть все основания утверждать, что стрелецкое вооружение и снаряжение было достаточно хорошо приспособлено как для дальнего, так и для рукопашного боя.
Не менее примечательным фактом, свидетельствующим о понимании русскими воеводами возрастания роли и значения огнестрельного оружия, становится наметившаяся к концу XVI в. тенденция к внедрению ручного огнестрельного оружия на вооружение поместной конницы. Выше уже отмечалось, что поместная конница большую часть XVI в. вооружалась исключительно традиционным комплектом вооружения — сабля и саадак, иногда легкое копье. Огнестрельное оружие не использовалось по причине своей дороговизны и сложности в обращении - стрелять и перезаряжать фитильную ручницу, сидя в седле, было затруднительно. Не случайно конные стрельцы и казаки только передвигались на конях, а сражались в пешем строю. Пешая же служба была не «к лицу» детям боярским и дворянам — нельзя не согласиться с мнением О.А. Курбатова, который писал, что «все отношения между дворянами и детьми боярскими были проникнуты понятиями «чести»: чести рода, чести города, чести государя. Потомки древнерусских дружинников, они дорожили своим почетным правом во время войны нести «дальнюю полковую конную службу», то есть «одвуконь», в «полном доспехе» и с холопами…». Потому, продолжал он, «…перевод многих обедневших детей боярских в пехоту, или "конную службу с пищальми» (т.е. ездить верхом, но драться пешими - thor), в 1570-е - 1600-е гг. стал серьезной местнической «потерькой» для их родов и целых служилых городов…». Потребовалось «оскудение» служилых людей после опричнины, татарского и литовского «разоренья», личный пример государя, который любил огнестрельное оружие, опыт использования на русской службе «немецких» наемников, дравшихся с татарами (используя термин XVII в.) «рейтарским строем», усовершенствование самого огнестрельного оружия и возросшая потребность в нем, чтобы переломить ситуацию к лучшему.
Летописные свидетельства и материалы разрядных книг позволяют с уверенностью утверждать, что при Иване IV была завершена реорганизация русской артиллерии. Судя по тому, что летопись при описании похода на Полоцк упоминает «большой», «средний» и «малый» наряды (последние два двигались вместе с войском, тогда как «большой» наряд - вслед за войском по причине его большого веса), русская артиллерия в организационном отношении уже была четко поделена по калибрам на три группы. В ней уже можно было выделить, условно говоря, легк

Комментарии: