Общие положения политического режима КНР — реферат

3. реальность ("права, которыми пользуются граждане в реальной жизни, идентичны тем, которые записаны в Конституции и законах").
Даже оставив на совести авторов последнее высказывание, нельзя не отметить, что то, что выдается за характерные черты правового статуса человека в КНР, является общепризнанными нормами, и страны, в которых они не признаются, представляют собой редкое исключение.
Иерархия жизненных ценностей рядового китайца и иерархия конституционных прав и свобод также существенно отличаются. Перечень прав и свобод в Конституции КНР открывается избирательными правами, потом идет ряд других политических свобод (свобода слова, печати, собраний и т. д.), свобода вероисповедания, затем свобода личности, неприкосновенность чести и достоинства граждан. Однако, как отмечалось в российской литературе, политические свободы являются приоритетными скорее для интеллигенции, чем для основной массы граждан КНР.
Традиционное сознание ставит на первое место право на жизнь и здоровье, право на имя (древнее по происхождению право, основанное на традиционном для китайского менталитета понимании имени как судьбы) и право на собственное изображение.

1.3. Политические права, свободы и обязанности

В Конституции КНР политические права и свободы предшествуют всем остальным правам и свободам. И здесь мы видим некоторое своеобразие в конституционной материи.
Основные же политические права и свободы уместились в одной, очень лаконичной ст. 35, согласно которой "граждане Китайской Народной Республики имеют свободу слова, печати, собраний, союзов, уличных шествий и демонстраций". Обращает на себя внимание то, что эти свободы провозглашены без обычных для социалистических конституций оговорок об осуществлении таких свобод в интересах социализма или чего-либо подобного [9].
Практика, однако, свидетельствует, что использование их не так, как это считают правильным власти предержащие, влечет для лица достаточно серьезные последствия. Это наглядно показала расправа со студенческой демонстрацией на площади Тяньаньмэнь в Пекине в 1990 г.
Своеобразие данной главе китайской Конституции придает ст. 41, посвященная праву граждан на обращение "с критикой в адрес любых государственных органов или государственных служащих". Здесь же указывается, что граждане "имеют право обращаться в соответствующие государственные органы с жалобами, обвинениями или заявлениями по поводу нарушения закона или служебного долга любым государственным органом или государственным служащим, однако недопустимо оговаривать и порочить людей, фальсифицируя или подтасовывая факты".
Соответствующие государственные органы должны рассматривать жалобы, обвинения и заявления граждан путем проверки фактов и несут ответственность за их разрешение. "Никто не может оказывать давление на граждан и мстить им", – говорится в Конституции. Лица, понесшие ущерб в результате посягательства на права граждан со стороны государственных органов и государственных служащих, имеют право на получение компенсации в соответствии с законом.
Своеобразные формулировки содержащихся в данной статье запретов ("недопустимо оговаривать и порочить людей", "никто не может оказывать давление на граждан и мстить им") не только отражают стремление законодателя преодолеть атмосферу страха и взаимного недоверия периода "культурной революции", но и несут на себе отпечаток этого периода.
Следует отметить, что реализация этих прав также имеет "китайскую специфику". Например, поскольку свобода уличных шествий и демонстраций должна протекать в рамках уважения к социалистическому государству и строю, казалось бы, невозможно использовать эти формы демократии для протеста против злоупотреблений властей или для выражения недовольства [7].
Тем не менее это происходило до конца 90-х гг. в довольно своеобразной форме. Так, в литературе описан случай, когда в поселке Сяяньчжень провинции Фуцзянь администрация поселка распределила между чиновниками в виде премий за прошлый год деньги, собранные в качестве штрафов за нарушение правил планирования деторождения в текущем году.
Это вызвало недовольство жителей поселка, и они организовали демонстрацию демобилизованных военнослужащих (!) под лозунгом "Демобилизованные военнослужащие приветствуют народ Сяянчженя и поздравляют его с праздником Весны!".
Несколько активных участников демонстрации были задержаны органами общественной безопасности, но затем их отпустили и население встретило их как героев. Конечно, с обычной точки зрения на демократию трудно понять ликование населения Сяянчженя, которому удалось в такой странной форме проявить протест.
В 1999 г. произошли события, которые показали, что в КНР есть и сохраняются силы, способные воспользоваться политическими правами в другой форме. Члены сообщества "Фалунь" не только смогли своими пикетами блокировать телецентры в Пекине и Тяньцзине, но и окружить живым кольцом из 10 тыс. человек Чжуннаньхай – "китайский Кремль", где размещается руководство страны. Газета "Жэньминь жибао" – официальный орган КПК – писала об этом: "Сообщество "Фалунь" пыталось создать политическую силу, противостоящую государству".
К политическим обязанностям относятся обязанности защищать единство государства и сплоченность всех национальностей страны, соблюдать Конституцию и законы, хранить государственную тайну, соблюдать общественный порядок, охранять безопасность, честь и интересы Родины, защищать отечество и отражать агрессию. Почетная обязанность граждан – военная служба и участие в народном ополчении в соответствии с законом.

Комментарии: