Синтаксические трансформации подлежащего при переводе газетных текстов — реферат

2.2 Сущность подлежащего. Структура и место подлежащего в газетном тексте

Подлежащее (калька лат. subjectum – субъект) – один из двух главных членов предложения, указывающий на объект, к которому относится сообщаемое; ядерный компонент состава подлежащего (подлежащее и зависимые от него согласованные и несогласованные определения). Подлежащее связано предикативным отношением со сказуемым и может быть выделено в простом предложении, в главной и придаточной частях сложного предложения, а в некоторых языках – и в предикативных конструкциях, образованных неличными формами глагола. Позицию подлежащего обычно занимают существительные в форме именительного падежа и их эквиваленты. Позицию подлежащего могут занимать также инфинитивы и субстантивированные придаточные предложения («Идти трудно»; «То, что волки серы, всем известно») с иным синтаксическим статусом, чем у субстантивного подлежащего. В отличие от сказуемого подлежащее может в предложении отсутствовать. В английском языке в таких случаях применяется так называемое формальное подлежащее.
В начале развития грамматической мысли подлежащее считалось вершиной предложения, поскольку оно обозначает независимые сущности (предметы), а сказуемое выражает признаки, не имеющие отдельного от субстанции бытия. Одни авторы (А. А. Шахматов) видели в подлежащем главный член господствующего состава предложения [62, с. 38]. Другие (А. М. Пешковский) рассматривали подлежащее как основной элемент подчинительного словосочетания [63, с. 14]. Третьи (С. О. Карцевский) оценивали подлежащее как абсолютное определяемое предложения [65, c. 183]. Вершина предложения устанавливалась путем устранения грамматически зависимых компонентов. Е. Курилович считал допустимым удаление только тех компонентов, отсутствие которых не отражается на функции целого [66, с. 97]. Поиск функционального минимума предложения приводит к признанию вершиной (ядром) предложения сказуемого. Подлежащее зачисляется в одну категорию с другими именными членами предложения, зависимыми от сказуемого (актантами), вместе с которыми оно образует падежную, или актантную, рамку глагола [64, c.11]. Эта точка зрения характерна в 20 в. для валентностного синтаксиса, восходящего к идеям Теньера, ряда направлений генеративной грамматики, падежной грамматики Ч. Филмора и др. Отношения между глагольным сказуемым и подлежащим рассматривались как управление, при этом не отрицалось и наличие между ними согласования, имеющего обратную направленность, т. к. подлежащее задает сказуемому значения согласовательных категорий.
Между тем функции подлежащего отличают его от других актантов; они относятся к разным аспектам предложения: объективно-семантическому (функции агенса, субъекта восприятия, носителя признака, состояния и др.), субъективно-семантическому (протагониста, или центра, ситуации), коммуникативному (данное, тема), логическому (субъект суждения), психологическому (исходное представление). Перечисленные функции могут получать совместное или раздельное выражение. Для большинства индоевропейских языков характерна тенденция к синкретическому выражению этих функций в одном грамматически оформленном члене предложения – подлежащем. Для подлежащего типичны следующие черты: немаркированная (автономная) форма имени (для индоевропейских языков – именительный падеж), согласованность со сказуемым, определенная синтаксическая позиция, автономность референции (ее независимость от референции других именных членов предложения), опущение при последующих сказуемых, соотнесенность с возвратными местоимениями, презумпция существования обозначаемого подлежащим объекта. Эти свойства в той или другой мере отличают подлежащее от других актантов.
При определении подлежащего обычно отмечаются

Комментарии: