Изучение формирования голоса у старших детей — реферат

Известно, что в первые 3 недели ребенок способен издавать 3 крика, различающихся структурно и функционально:
- крик голода;
- крик боли (ответ на болевые ощущения);
- крик лишения (ответ на лишение чего-либо, например, когда забирают пустышку, которую активно сосет ребенок) [44].
На третьей неделе жизни появляется новый сигнал (крик одиночества, тоски, для привлечения внимания), который отражает не столько физиологические потребности, сколько носит социальный характер.
Ряд отечественных ученых (Е.Ф. Архипова, Е.Н. Винарская, Е.И. Исенина, С.Н. Цейтлин и другие) предлагают свою классификацию младенческих криков, в основе которой лежит субъективная ценность раздражителей для ребенка:
- крики, связанные с биологическими состояниями высокой субъективной ценности (крик «боли»);
- крики, связанные с биологическими состояниями умеренной субъективной ценности (крик «удовольствия»);
- регрессирующие крики (крик «голода») [32].
К.А. Семенова и Н.М. Махмудова отмечают, что уже к 3-4 месяцам вокализации служат средством межличностного взаимодействия со взрослым. Ребенок начинает активно обращать внимание на голос окружающих, отвечая адекватной реакцией на мимику и тон голоса, проявляя попытки воспроизведения улыбки и вокализации [50].
И.М. Кононова, изучавшая условия развития голосовых реакций детей первого года жизни, отмечает, что в первые шесть месяцев наблюдается стойкое увеличение голосовой активности, причем наиболее эффективным приемом ее стимуляции является общение со взрослым. По ее мнению, «певучие звуки гуления» имеют особо важное значение для формирования речевого дыхания, а спонтанное вокализирование ребенка в тихой обстановке создает благоприятные условия для развития фонематического восприятия [31].
Процесс овладения интонацией начинается у ребенка уже на стадии гуления, и к концу первого года жизни на основе интонационной системы языка взрослых начинается овладение системой фонем. Интонация вопроса формируется только на втором году жизни, к этому возрасту у ребенка развивается умение модулирования голосом различных эмоций, происходит резкий количественный рост разнообразных звукосочетаний лепетной речи и последующее появление первых слов.
Подтверждение факту, что овладение просодикой у детей происходит на основе подражания речи взрослого, можно найти в работах А.Н. Гвоздева. В частности, он указывает, что первоначально вопрос в детской речи выражается только интонацией, идентичной интонации окружающих. Интонация перечисления, появляющаяся также на раннем этапе, сначала осуществляется без союзов. Союзы перечисления появляются приблизительно к 2 годам 3 месяцам. Фразовое ударение усваивается детьми очень рано, примерно с 1 года11 месяцев, с того момента, когда предложения начинают включать несколько слов. При этом во всех случаях употребление фразового ударения ничем не отличается от его употребления взрослыми, ударение меняет свое положение в зависимости от смысла фразы [53].
В.И. Бельтюков считает, что одной из причин более раннего формирования у детей эмоциональных интонационных конструкций является опережающее развитие слуховой функции над речедвигательной, что обуславливает ее ведущую роль в процессе формирования звуковой системы языка [44]. В ряде работ отечественных исследователей (Н.Х. Швачкина, А.И. Бронштейна, И.П. Нечаева) доказано, что развитие слухового анализатора достигает значительной степени совершенства уже на первом году жизни, а к двум годам в сенсорной речи ребенка дифференцированы все звуки русского языка, в том числе и акустически близкие [17].
В.В. Тонкова-Ямпольская, изучавшая физиологические механизмы речи, приходит к важному заключению, что интонационное поле речеслухового анализатора (восприятие интонации) заканчивает свое становление к концу периода лепета, тогда как становление интонационного поля в речедвигательном анализаторе заканчивается только в период оформления устной речи, когда «индифферентная, выразительная и настойчивая интонация периодов гуления и лепета идентифицируется с логическими интонациями повествования, убеждения и утверждения» [44]. Подтверждение этому факту можно найти в исследованиях Е.Н. Винарской и А.Н. Гвоздева.
В работе О.И. Яровенко, высказывается мысль, что в 2,5 года использование интонационных типов в большей степени контролируется сознанием, так как еще не достигает автоматизма [15].
При нарушениях речи на этапе доречевого развития просодия крика формируется в течение более длительного срока, звуки гуления отличаются однообразием, лепет интонационно беден. В дальнейшем у таких детей отмечаются нарушения в просодической стороне речи, они не могут регулировать громкость голоса и темп речи, не изменяют голос по высоте и тембру (Е.М. Мастюкова и М.В. Ипполитова) [28].
Здоровый ребенок овладевает нормой правильного звукопроизношения на основе речевого опыта, постепенно прилаживая органы артикуляции для получения продукта, соответствующего воспринимаемым слуховым образцам. На формирование индивидуального голоса влияют не только анатомические и физиологические данные самого человека (ребенка). Во многом становление голоса складывается по подражанию, наиболее действенного в возрасте до 7 лет, и зависит от того, какими были голос и манеры его использования у окружающих - родителей, воспитателей, педагогов и, нередко, сверстников.
Период формирования голоса условно разделяется на несколько этапов: дошкольный - до 6-7 лет, домутационный - до 13-14 лет, мутационный – 13-15 лет и послемутационный - до 17-19 лет.
Строение и формирование отдельных органов голосового аппарата ребенка имеет ряд особенностей, сказывающихся на их физиологии. Этими особенностями являются:
1) диспропорция в развитии отдельных органов голосового аппарата;
2) отсутствие постепенности развития и наличие скачков в этом процессе;
3) существование в общем периоде развития голосового аппарата таких интервалов, когда формирование отдельных его органов протекает почти незаметно, ничем не проявляясь;

Комментарии: